Содержание
 

 
Скит и вокруг скита
Из истории одной обители
 
В кавказской пустыне
Прииди и виждь
 
Перемещение ума
Зачем собирать ум в сердце
 
Ум и его энергия
Смешение понятий
 
Ум. Внимание. Молитва
Взаимосвязь понятий
 
Обители того света
В окрестностях рая
 
Путь на Голгофу – путь внутренний
Предисловие к житию сщмч. Филумена
 
Предисловие к книге
«Сборник о молитве Иисусовой»
 
Внутренний подвиг
Беседа с братией скита
Всех Святых на Валааме
 
Мысль и слово
Особенности умно-сердечной
молитвы
 
«Виды» Иисусовой молитвы
Чтение с рассуждением
 
Мысленная брань
О технике отсечения помыслов
 
Почему на сайте нет форума
Ответ на вопрос читателя
 
Искусство молитвы
О проекте «Путь умного делания»
и о новых книгах
 
Благая часть
О молитве Иисусовой и умном делании
 
Исихазм – образ жизни
Дух мира, стяжаемый среди мiра
 
Единственный путь
О новых выпусках книг нашей
серии
 
Последняя брань
Кончина схимонахини Антонии
 
Скит и вокруг скита
 
 Из истории одной обители
 
Имя матушки Антонии сегодня известно многим. Наша современница схиигумения Антония (Сухих; 1929–2012) явила своей жизнью незаурядный пример самоотверженного иноческого подвига. Подробности ее жизненного пути можно узнать из книги «От послушания к старчеству», размещенной на нашем сайте в разделе Книги. Кроме того, здесь же, в разделе Тексты, есть посвященный матушке материал «Последняя брань».

Теперь, в продолжение этих публикаций, предлагаем рассказ о воспитанницах матушки, о судьбе созданного ею сестричества. В частности, расскажем про уединенный скит – подсобное хозяйство Курского Свято-Троицкого женского монастыря, расположенное в селе со странноватым названием Дурово-Бобрик[1].

Это внешне неприметная, затерянная среди курских полей монашеская обитель. Она не велика, ее сегодняшние насельницы – всего пять сестер. Помимо основного дела – молитвенного служения – матушки трудятся на земле и на скотном дворе, чтобы обеспечить монастырь и самих себя, угостить прихожан и паломников. Сестры участвуют и в постройке келий, и в реставрации храма, делая все своими руками, своими силами, помноженными на труды и силы верных друзей скита – безотказных паломников.

Что же нас побудило уделить внимание такой, казалось бы, прозаичной теме? Дело в том, что история этой скромной иноческой обители примечательна своей связью с именами незаурядных подвижников, церковных деятелей нашего времени. Проследить эти связи и полезно, и интересно. Так что начнем историю этой небольшой монашеской общины издалека, вглядимся в тайнодействие Божьего Промысла – в непредсказуемые переплетения целого ряда достойных внимания судеб.

Сестричество

Путь матушки Антонии к старчеству начался в ранней юности со строгой школы аскетической жизни под руководством ее близкой родственницы – схимницы и молитвенницы. Монашеский постриг, как и дух дореволюционной традиции русского подвижничества, матушка восприняла от киевских старцев, исповедников, воспитанников праведного Иоанна Кронштадтского.

Основная часть жизни матушки пришлась на годы тяжелейших антицерковных гонений, и духовную закалку она обретала в условиях монашеского подполья. Ключевым моментом в ее судьбе стала встреча с на редкость строгим и ревностным подвижником заштатным епископом Антонием[2]. Став келейницей и сподвижницей владыки, матушка многие годы провела в строжайшем послушании, в напряженном и неослабном личном подвиге. Результатом стали щедрые духовные дарования, полученные от Господа, в чем мог убедиться каждый, кому довелось общаться со старицей.

Уже на седьмом десятке лет, во времена перестроечного возрождения церковной жизни, Господь призвал уединенно живущую схимницу к сугубому подвигу старческого служения. На этом поприще, в течение последних двадцати лет своей жизни, матушка собрала и духовно взрастила монашеские общины трех российских монастырей, воспитала игумений, управляющих ныне возрожденными ею обителями.

Событием, положившим начало старчества, стала судьбоносная встреча матушки с еще одной достопримечательной личностью. Архиерей-подвижник, человек глубоко духовный и высокообразованный, выдающийся церковный деятель, митрополит Питирим[3] в то время, помимо своих многочисленных обязанностей, нес послушание наместника Иосифо-Волоцкого монастыря Московской епархии. Здесь в 1991 году и начала матушка Антония, по благословению владыки и при содействии его сподвижника архимандрита Иннокентия[4], свои труды по возрождению духовной жизни в стенах древнейшей обители.

В скором времени вокруг наставницы собралось немало ищущих руководства душ, образовалась довольно крупная монашеская община, в которой за последующее десятилетие владыка Питирим совершил более десятка постригов в иночество, монашество, схиму. Большинство из сестер, окормляемых владыкой и воспитанных матушкой, глубоко усвоили подвижнический дух своих наставников. Сказалась и молитвенная поддержка старца архимандрита Кирилла (Павлова), с которым матушка многие годы не теряла духовную связь. Но, может быть, прежде всего в зарождении сестричества, в формировании его духа сказалось несомненное участие прп. Иосифа Волоцкого, у мощей которого не смолкала ежедневная молитва сестер.

Новый период в судьбе сестричества начинается в 2004 году после кончины владыки Питирима. Жизненный путь схиигумении Антонии неожиданно пересекается с еще одним выдающимся архипастырем. Схимитрополит Ювеналий[5], человек весьма незаурядный в плане и личного подвига, и общественно-церковного служения предоставил матушкиной общине Курский Свято-Троицкий женский монастырь, пребывавший к тому времени в плачевном во всех отношениях состоянии и остро нуждавшийся в восстановлении. Решившись на новый подвиг, матушка с основной частью своих чад переезжает в Курск. Часть сестер разделившейся общины остается хранить Волоцкую обитель, продолжая нести служение у мощей прп. Иосифа.

На новом месте в Курске к матушке Антонии сразу потянулись новые люди, община пополнилась, началось возрождение еще одной древней обители. Прп. Иосиф Волоцкий передал сестричество под покров прп. Серафима Саровского, покровителя земли Курской. Игуменией Троицкого монастыря становится монахиня Сусанна (Барыкина), благочинной назначается монахиня Ангелина (Абрамова), обе они из первых воспитанниц матушки Антонии, постриженицы митрополита Питирима.

В последующие годы наладилась богослужебная и хозяйственная жизнь монастыря, обитель благоустраивалась, сестричество росло и крепло. Значительное влияние на становление обители и на внутреннюю жизнь сестер оказал своим деятельным и молитвенным участием владыка Ювеналий. Его поистине отеческое отношение к судьбе монастыря и его насельниц повлияло на духовное устроение многих душ.

Казалось бы, наступило время покоя. Но не для матушки Антонии. Прикованную к инвалидной коляске 77-летнюю старицу Господь вновь призывает к подвигу. В 2006 году по приглашению владыки Ювеналия матушка, взяв с собой нескольких сестер, переезжает в новый строящийся в Курской области монастырь, – разросшееся Троицкое сестричество дает новую отрасль. По благословению владыки Ювеналия предстоит практически на пустом месте в третий раз собирать общину, строить храм, заводить хозяйство, налаживать быт, созидать духовную жизнь. И все это, как ни удивительно, вскоре будет каким-то чудом устроено. И здесь же, в поселке Золотухино, в новорожденной обители[6], спустя шесть лет матушка, в окружении полусотни вновь собранных ею сестер, окончит свой многотрудный жизненный путь.

Возвращаясь к переезду в Курск, заметим, что, начав восстановление Троицкого монастыря, сестры общины сразу озаботились обзаведением подсобного хозяйства. Два небольших участка удалось освоить в черте города. Но этого было явно недостаточно, – начались поиски подходящего загородного места. С этой целью исколесили по Курской области множество дорог и весей, однако все найденные варианты имели свои минусы. Так продолжалось до 2011 года.

Разрешилась проблема неожиданным образом, тайноводством незримого Промысла и, несомненно, молитвами тех, кто оказался причастен к судьбе сестричества, рождение которого было выстрадано жертвенным служением старицы Антонии.

Храм, хранимый Богородицей

Баба Настя – под этим именем была известна в Курском монастыре сельская бабушка, будущая инокиня Анастасия (Красникова; 1930–2016), с самого начала помогавшая Троицкой обители, регулярно жертвуя то, что могла, со своего огорода. В том, 2011 году, приготовив мешки с картошкой, она не смогла найти машину, чтобы отвезти их в монастырь за 100 километров. Тогда она обратилась к сестрам с просьбой приехать и забрать картошку самим. С этой поездки сестер в отдаленное, затерянное среди полей, мало кому известное село Дурово-Бобрик, собственно, и начинается история скита, хотя тогда, осенью 2011 года, предположить этого не мог еще никто.

Мы вновь начнем издалека, наблюдая за тайносплетением человеческих судеб, вовлеченных Промыслом в историческую орбиту сестричества и неотделимых от жизни скита.

В 1950-е годы будущая инокиня, деревенская девушка Настя была одним из самых активных членов общины при Воскресенском храме села Дурово-Бобрик. Община была не просто крепкой, но, можно сказать, подвижнической. Ревностный дух, строгость и верность богослужебному уставу, высокие требования к личному подвигу – такой характер общины сформировался под влиянием ее наставника, духовного отца и старца, эту общину и взрастившего. Но – все по порядку.

Двухпрестольный каменный храм Воскресения Христова постройки 1825 года был воздвигнут на земле помещиков Дуровых взамен древней деревянной церкви. Приход был большой, в начале ХХ века здесь окормлялось несколько окрестных деревень – более тысячи душ. В 1935 году храм был закрыт большевиками, но избежал участи многих других, разрушенных до основания.

С началом Великой Отечественной войны курские земли попали под оккупацию немецких захватчиков. О тяготах тех времен нужно писать отдельную повесть. Как вспоминают местные жители, в помещении Воскресенского храма оккупанты устроили конюшню. Но поругание святыни оказалось недолгим, – уже в начале 40-х в селе возобновились богослужения.

В 1943 году настоятелем храма становится отец Валентин (Сидельцев; 1876–1953), немолодой иеромонах, прослуживший здесь десять лет, вплоть до своей кончины, и заложивший основы Воскресенской общины. С молодости он тяготел к монашескому пути и в 1903 году был принят в братство Параклитовой Пустыни. В этом знаменитом скиту Св.-Троицкой Сергиевой Лавры, известном своей уединенностью и строгостью жизни, отец Валентин подвизался в течение двадцати пяти лет. Здесь в 1909 году он был пострижен в монашество, а в 1921 году посвящен в сан иеромонаха. Те годы суровых подвигов были для него лучшим временем жизни. Но «мирное и тихое житие» было внезапно прервано. Наступил 1929 год, и лаврский скит был ликвидирован – закрыт большевистской властью, а насельники безжалостно разогнаны.

Отца Валентина арестовали, пытали на допросах в Рыльской тюрьме. Когда ему пригрозили расстрелом, то он спокойно ответил: «Вы дайте мне время помолиться, а потом можете стрелять». Ничего от него не добившись, в результате освободили. После этого он возвратился в свои родные края и поселился у родственников в селе Ветрено Курской области.

Во времена гитлеровской оккупации немецкие власти частично возвращали верующим храмы и не запрещали совершать богослужения. Отец Валентин начал служить в соседнем селе Матвеевка, где под храм приспособили школьное помещение, а вскоре, в 1943 году, его назначили на приход в селе Дурово-Бобрик. Здесь, в Воскресенском храме, он отдал служению Церкви свои последние годы и силы, здесь же в 1953 году на семьдесят восьмом году жизни он завершил свой земной путь, передав приход своему преемнику отцу Рафаилу.

Попечением Божией Матери Воскресенский приход не осиротел, на смену ушедшему старцу Господь возводит другого, который и сумел в этой сельской глуши создать из простых деревенских мирян духовно крепкую общину, основанную на строгих монашеских принципах. В этом видится заступничество Богородицы, Которую считают Хранительницей Дурово-Бобринского храма. А это, не без оснований, связывают с почитаемой храмовой святыней – иконой «Достойно есть», благословением, которое храм получил с Афона еще в XIX столетии.

Жизненный путь нового настоятеля игумена Рафаила (Руднева; 1888–1980) вкратце таков[7]. Родился будущий подвижник здесь, в селе Дурово-Бобрик, и сюда же Господь возвратил его, призвав, спустя полстолетия, на подвиг старческого служения. С восемнадцати лет юноша подвизался в Глинской пустыни, куда был принят при настоятеле игумене Нектарии. Здесь ему довелось застать времена расцвета Глинского старчества. После девятилетнего послушничества в среде выдающихся подвижников святой жизни он был направлен на послушание в Св.-Троицкий Белгородский монастырь. Отсюда в 1915 году его призвали на фронт Первой мировой войны, где в течение трех лет он сражался рядовым солдатом в пехоте действующей армии.

После революции послушник вернулся в Белгородский монастырь. Шел 1918 год. Спустя два года ему удалось перевестись в родную Глинскую пустынь, где его определили на клиросное послушание. Здесь в 1922 году он был пострижен игуменом Нектарием в монашество и рукоположен во иеродиакона епископом Рыльским Павлином[8]. И в том же году Глинская пустынь была закрыта и разорена богоборческой властью. Отец Рафаил перебрался в Рыльский Никольский монастырь под омофор владыки Павлина.

Новый жизненный этап начинается для иеродиакона Рафаила во время Великой Отечественной войны. В 1943 году он возвращается в родное село Дурово-Бобрик и служит последующее десятилетие в Воскресенском храме под началом иеромонаха Валентина. После его кончины в 1953 году отец Рафаил был рукоположен епископом Курским и Белгородским Иннокентием (Зельницким; +1968) в священный сан и назначен настоятелем Воскресенского храма.

В свои шестьдесят пять лет иеромонах Рафаил пребывал в расцвете духовных сил, а немалый монашеский и житейский опыт содействовал его старческому служению. В последующую четверть века воспитанник преподобных Глинских старцев сумел в сложнейшие годы коммунистических гонений собрать вокруг себя преданных Церкви ревнителей веры и плодотворно руководить насыщенной духовной жизнью общины.

В 1972 году старец был возведен в сан игумена. В общей сложности около сорока лет постриженик Глинской пустыни отдал служению в Воскресенском храме. Здесь же в 1980 году он окончил свой земной путь на девяносто втором году жизни. Погребен подвижник на сельском кладбище родного села Дурово-Бобрик напротив храма, рядом со своим предшественником отцом Валентином.

После кончины отца Рафаила настоятели несколько раз менялись. Сначала здесь служил протоиерей Анатолий Токмаков, назначенный позже настоятелем Сергиево-Казанского собора в Курске. Одно время служил московский священник Владимир Серов, а также и другие отцы. Долгое время настоятельствовал протоиерей Борис Ковалевский (+2016). А с 2016 настоятелем Воскресенского храма становится епископ Железногорский и Льговский Вениамин (Королев). Служение и жизнь архипастыря были внезапно прерваны в 2020 году вследствие тяжкого недуга владыки. С 2021 года настоятелем является иеромонах Николай (Долженков).

Что примечательно, постоянной смотрительницей, старостой и хранительницей храма и богослужебного устава по духовному завещанию старца Рафаила все это время оставалась его воспитанница матушка Анастасия, известная односельчанам как баба Настя, оставалась все годы, вплоть до передачи храма сестрам скита и последующей вскоре за тем ее кончиной. Ей принадлежит особая роль в истории Воскресенского прихода, а ее подвижническая жизнь заслуживает отдельного повествования, которое, надеемся, будет еще написано.

От своего наставника баба Настя получила строгий завет: не умирать, пока не передаст храм в надежные руки. А до той поры хранить храм, блюсти и поддерживать введенный старцем богослужебный устав. Без малого сорок лет отдала баба Настя этому служению и отошла ко Господу, в полноте исполнив заповедь своего старца, о чем подробнее скажем в следующей главе.

Все эти годы верная послушница ревностно занималась текущим ремонтом храма, заботилась о его убранстве, делая все своими руками и своими силами, вплоть до ежегодной покраски всего храма. Надежным ее помощником и сподвижником стал родной брат Михаил Вуколович Красников (1932–2006), который много сил приложил к обустройству храма, проявляя при этом незаурядную творческую находчивость.

Еще при жизни старца баба Настя, будучи самоучкой, стала регентом и управляла церковным хором. А хор в общине отца Рафаила был не малым, на клиросе собиралось до двадцати человек. Впоследствии, когда с годами кроме бабы Насти не осталось в живых никого из членов общины, она вдвоем со священником вела в опустевшем храме все службы. Восьмидесятилетняя старица пропевала и вычитывала все, что требовалось строго по уставу, ничего из богослужебного круга не опуская, не сокращая, так что утренняя, например, служба часто заканчивалась лишь к часу дня.

Скит

Наконец, Промыслом Божиим устроилось исполнение завета старца Рафаила о передаче храма в надежные руки. А началось все, как уже упоминали, с того, что баба Настя сблизилась с сестрами Курского Св.-Троицкого монастыря, навестившими ее в селе Дурово-Бобрик осенью 2011 года. Так заступничеством Божией Матери и по молитвам почивших наставников Промысл Божий свел представителей двух духовных семейств, наследников старческого духа двух общин – чад игумена Рафаила и схиигумении Антонии. С тех пор, как и предвидел старец, храм Воскресения Христова из рук в руки перешел от отца Рафаила через матушку Анастасию под опеку курского сестричества – детища старицы Антонии.

По соседству с бабой Настей уже год пустовал дом, хозяйка которого, хотя сама жила в городе, никому ни за что не соглашалась его продать. Этот простой деревенский домик был, однако, домом особым – своего рода памятником. На его фасаде виднелась бронзовая табличка с выбитыми на ней словами: «Здесь живет семья героя Советского Союза тов. Гурьева Г.И.».

И вот, баба Настя, по какому-то вдохновению, уговорила сестер позвонить хозяйке, и та, как ни странно, с первых же слов согласилась уступить им памятный дом. Так, для всех неожиданно, с этого приобретения началась жизнь Дурово-Бобринского скита. А судьба через это нечаянное событие незримо связала сестричество с еще одним примечательным человеком, родившимся и выросшим в этом доме. Герой Советского Союза гвардии капитан Гурьев Григорий Иванович пал смертью храбрых 15 ноября 1943 года в бою за освобождении от немецко-фашистских захватчиков села Морозовка Житомирской области. Герою капитану в сорок третьем исполнилось двадцать два года.

Постепенно сестры начали обосновываться в Дурово-Бобрике. Место красивое, уединенное и тихое, располагающее к молитвенному настрою, наилучшим образом подходило под обустройство скита. В самом селе всего горстка жителей, а вокруг на тридцать километров среди полей и холмов нет автотрасс, железных дорог, нет никаких промышленных объектов. Вскоре по благословению правящего архиерея здесь началось устроение подсобного монастырского хозяйства.

Тем временем баба Настя постепенно передала сестрам ведение храмового богослужения. В 2012 году многолетняя хранительница Воскресенского храма приняла в Курском Троицком монастыре иноческий постриг, а спустя четыре года матушка Анастасия со спокойной душой отошла ко Господу, полностью оставив Божий храм на попечение курских сестер и таким образом до конца исполнив послушание своему старцу.

Первые годы становления скита были крайне нелегкими. Не более пяти сестер мог выделять Курский монастырь на созидание новой скитской обители. А на их плечи, на их ответственность, помимо поддержания храма и проведения богослужений, ложились многочисленные заботы, связанные со стройкой, обустройством быта, со скотным двором, молочным цехом, с огородами, теплицами, садом, полевыми работами, заготовкой дров и многим прочим в том же роде. Старшей сестрой, несущей на себе все тяготы этого послушания, от начала была и остается поныне благочинная Курского монастыря монахиня Ангелина.

Надо признаться, что и сейчас, по прошествии лет, и забот не меньше, и нагрузки не легче. Отметим такой, например, момент: помимо ежедневных служб, начинающихся в 4:30 утра, помимо всех дел, работ и забот сестры непременно приготовляют трапезу, угощая всех прихожан, гостей и паломников.

Как было сказано, история скита интересна своими связями с неординарными личностями нашего времени. Владыка Вениамин (Королев; 1965–2020), епископ Железногорский и Льговский, к епархии которого причислен Воскресенский храм, – один из таких. Это еще один замечательный архипастырь, причастный к судьбе обители. Опытный монах, многолетний наместник Курской Коренной пустыни, внешне очень простой, искренний и открытый, отличавшийся редкостной добротой, владыка при этом был глубоко молитвенным человеком, носителем сокровенной духовности. О деятельных плодах его сугубых молитв было известно многим, а те, кто был к владыке более близок, несмотря на его скрытность, замечали еще и такие благодатные дарования, как необычайная проницательность, созерцательная и целительная способности. Многие из духовенства отмечают, что это был епископ «старого поколения», для которого было естественным проявлять подлинно отеческое отношение и любовь к своей пастве.

Владыка, как упоминалось, был настоятелем Воскресенского храма села Дурово-Бобрик. Он не раз побывал в скиту, ему нравилось здесь служить, нравился намоленный храм, сохраняющий атмосферу провинциальной старины. Не раз навещали его и сестры в его домике под Железногорском. Такое общение родственных монашеских душ стало для матушек незаменимой духовной опорой. Забота владыки, его молитва, наставления и советы благотворно влияли на жизнь обители, оставив в ее истории неизгладимый след.

В духовном попечительстве о Дурово-Бобринской обители принимал участие еще один из видных пастырей современности архимандрит Даниил (Воронин; 1952–2020), духовник московского Свято-Данилова монастыря[9]. Его содействие, за что бы он ни принимался, никогда не оказывалось бесплодным. Сказалось оно и в нашем случае, и это особая веха в истории скита. Отец Даниил не раз посещал Курский монастырь, а игумения Сусанна и благочинная мать Ангелина бывали у батюшки в Москве. Так что он был лично знаком с сестричеством матушки Антонии, а в 2011 году встречался и с ней самой в Золотухинском монастыре.

В 2014 году отец Даниил приехал в скит. Визит этот имел для обители серьезное духовное значение. Хотя поддержка батюшки и на расстоянии была чувствительной: он поименно молился о сестрах, знал о всех скитских нуждах и внутренних проблемах. Еще в самом начале становления, когда о ските никто и не знал, не приезжал и не помогал, когда насельницам не хватало рук и сил вытянуть на себе все заботы, хлопоты и работы, отец Даниил со спокойной уверенностью говорил: будет время, когда основные труды в скиту понесут паломники – храм будут реставрировать, на огородах работать, пищу готовить и всячески помогать. Скит будет держаться молитвой сестер и трудами друзей скита.

Тогда это слушалось с улыбкой, с убеждением, что батюшка хочет просто утешить, уберечь от уныния, поддержать. Поверить в реальность таких прогнозов не приходило в голову. И вот, с годами можно констатировать: все буквально так и сложилось. Скит живет при участии попечителей и друзей, при содействии группы поддержки – постоянных паломников, приезжающих поодиночке, группами, семьями из Курчатова, Льгова, Курска, Белгорода и Рыльска, не говоря уже про прихожан из окрестных селений. Бывают гости и из Москвы. Люди с радостью трудятся безвозмездно, а пустынножительный дух богослужений оставляет неизгладимое впечатление, притягивая к себе вновь и вновь, побуждая возвращаться в этот тихий благословенный духовный оазис.

Притягательна для паломников и почитаемая местная святыня, уже упоминавшаяся храмовая икона Божией Матери «Достойно есть». История ее кратко такова. В конце XIX века прихожане Воскресенского храма всем миром собрали пожертвования, чтобы заказать на Святой Афонской Горе икону Божией Матери для своего храма. Образ по их прошению был написан в мастерских афонской Крестовоздвиженской келии при монастыре Каракал по благословению тогдашнего настоятеля келии иеросхимонаха Пантелеимона (Важенко; 1849–1914), известного церковного деятеля, постриженика и ученика великого всеафонского старца Хаджи Георгия.

На обратной стороне иконы имеется надпись: «Сия Св. икона писана и освящена на Св. Афонской Горе в общежительной пустынно-келейной обители Воздвижения Честнаго и Животворящаго Креста Господня. Настоятель иеросхимонах Пантелеимон с братиею. 1898 г.».

Таким образом установилась некая загадочная связь между знаменитой келией Афона и затерянной в русской глубинке приходской церквушкой помещиков Дуровых. Необъяснимый для нас факт связи этих двух столь, казалось бы, несопоставимых по значимости духовных центров тем не менее налицо, и за этим сокрыто нечто таинственное, указующее на духовные родственные узы двух пустынь, разнесенных по разным концам православного мира.

Сегодня перед отреставрированной почитаемой святогорской иконой «Достойно есть» в Воскресенском храме совершается ежедневный Параклис – особый молебен, посвященный Божией Матери. Прихожане, зная такой обычай, стараются по возможности посещать эту духовно трогательную, возвышенную службу. А те, кто такой возможности не имеют, шлют на адрес скита записки о поминовении.

Посоветуем тем, кто остался неравнодушен к нашей скитской истории, заглянуть, не выходя из Интернета, в Воскресенский храм села Дурово-Бобрик. Имеется небольшой, но интересный видеосюжет, где матушка Ангелина показывает и рассказывает необычные детали из жизни скитского храма. Ссылка для загрузки файла (12мб)[10]: https://disk.yandex.ru/i/PPblxw4yhcSyoQ

В качестве иллюстрации к нашей истории, предлагаем ознакомиться с фотообзором, посвященным истории Воскресенского храма. Загружается материал (31мб) по ссылке: https://disk.yandex.ru/i/wau7QIGrzjcqlg

Фоторассказ о трудах скитских паломников (37мб) можно получить по этой ссылке: https://disk.yandex.ru/i/q6a--HEuZnECWA

Для более близкого знакомства с жизнью скита и его насельниц смотрите нашу фотоподборку (27мб): https://disk.yandex.ru/i/ZPjnCdbGHSCXHQ

А этот фотосюжет (20мб) расскажет о посещении скита архимандритом Даниилом (Ворониным): https://disk.yandex.ru/i/OHjpoHepSwJEVw

Желающие могут увидеть и сохранить для себя образ храмовой иконы «Достойно есть» (7мб): https://disk.yandex.ru/i/k71n0qelID6-QA

Наконец, предлагаем снятый сестрами видеофильм (585мб), посвященный матушке Антонии (Сухих): https://disk.yandex.ru/i/TyHOlSYm-66R2w

* * *

В настоящее время в Воскресенском храме регулярно совершаются богослужения. Принимаются записки о поминовении на литургию, на Параклис, на панихиды и молебны. Присылать их можно по указанным ниже контактам.

Скит очень нуждается, как в физической, так и в материальной помощи. Сестры всегда рады принять паломников, готовы встретить и разместить гостей. О приезде можно заранее договориться со старшей сестрой матушкой Ангелиной, связавшись по контактам скита.

Контакты:
+7 909 239 9672 | +7 910 312 4365 (WhatsApp | Telegram | Viber)
Email: durovskit@mail.ru
Адрес: 307702 Курская обл. Льговский р-он, с. Дурово-Бобрик, д. 23.
Реквизиты для желающих оказать посильную помощь:
Перевод на карту Сбербанка по тел.:
+79103124365 Наталья Федоровна А. (монахиня Ангелина)
ЯндексДеньги: 4100112151778381
Курское отд. Сбербанка № 8596. Счет 40703810233000000492
ОГРН 1024600005176. ИНН 4613003294. КПП 461301001
 

 
Примечания
 
[1] Название происходит от фамилии помещика Дурова, а бобриком на местном наречии называют бобров – животных из отряда грызунов, которые в данной местности обитают в изобилии.

[2] Антоний (Тихон Иванович Голынский; 1889–1976), нелегальный епископ, подвижник и активный деятель церковного подполья эпохи коммунистических гонений. Известен среди своей паствы как архиепископ Антоний (Голынский-Михайловский). Родился в Орловской обл. в бедной крестьянской семье. Воевал в звании штабс-капитана (1915–1916). Рукоположен в иерейский сан (1922), служил приходским священником в селах Брянской и Смоленской обл. Пострижен в монашество (ок.1933). Арестован органами НКВД (1936), осужден по 58 й статье на 5 лет ИТЛ. Во время заключения в Ухтпечлаге в условиях конспирации нелегально рукоположен во епископа. До конца жизни сохранил нелегальный статус, не входя в каноническое общение с предстоятелями РПЦ. Вновь арестован (1950) и осужден. Срок отбывал в Потьминских лагерях (Мордовия), освобожден через 5 лет по амнистии (1956) в возрасте 67 лет. Дальнейшую жизнь еп. Антоний посвятил окормлению многочисленной паствы, состоявшей преимущественно из тех, кто во времена гонений утратил доверие к Московской Патриархии. Проживал владыка (с 1958) в доме своей келейницы мон. Антонии (Сухих) в Киевской обл., богослужения совершал в домашних условиях. Скончался в пос. Буча под Киевом (13.04.1976).

[3] Питирим (Нечаев; 1926–2003), митрополит Волоколамский и Юрьевский, викарий Московской епархии. Один из выдающихся иерархов Русской Православной Церкви, видный общественный деятель. Принадлежал к 300-летнему потомственному роду священнослужителей, состоял в тесном общении со многими представителями дореволюционного духовенства и непосредственно от них воспринял русскую церковную традицию. Его духовные наставники – это известный московский протоиерей Александр Воскресенский и представитель Оптинского старчества преподобноисповедник Севастиан Карагандинский. Четверть века владыка был ближайшим сотрудником патриарха Алексия I (Симанского). Он имел близкие доверительные отношения с такими духоносными личностями, как митр. Иосиф (Чернов) и архим. Иоанн (Крестьянкин), поддерживал общение с архиеп. Василием (Кривошеиным) и прот. Николаем Гурьяновым. Более 30 лет владыка возглавлял Издательский отдел Московского Патриархата. Перед кончиной был келейно пострижен в схиму. Митр. Питирим почил на 78-м году жизни (4.11.2003), отдав 60 лет служению Церкви, из них 40 – в архиерейском сане.

[4] Иннокентий (Просвирнин; 1940–1994), схиархимандрит, доцент МДА. Историк, археограф, богослов, человек энциклопедических знаний и высокой культуры. Сподвижник митр. Питирима (Нечаева), он 30 лет трудился в Издательском отделе Московского Патриархата. Несколько лет возглавлял научный центр Иосифо-Волоцкого мон ря и занимался восстановительными работами. В последний год жизни принял келейный постриг в схиму с именем Сергий. Скончался в праздник апостолов Петра и Павла (12.07.1994).

[5] Ювеналий (Тарасов; 1929–2013), схимитрополит. Окончил Саратовскую ДС, рукоположен во пресвитера митр. Вениамином (Федченковым) (1953). Окончил МДА (1966), пострижен в мон-во (1968), рукоположен во епископа Воронежского (1975). С 1984 г. – архиепископ Курский и Белгородский. Принял тайный постриг в схиму. За 20 лет служения на Курской и Белгородской кафедре открыл десятки храмов, возродил жизнь во многих древних монастырях, основал новые обители. Среди своей паствы имел репутацию молитвенника и старца.

[6] Женский монастырь во имя прп. Алексия, человека Божия, в поселке Золотухино Курской епархии. Возглавляет обитель игумения Елизавета (Семенова), воспитанница матушки Антонии, постриженица митрополита Питирима.

[7] Об игумене Рафаиле см.: ЖМП № 2. 1980.

[8] Павлин (Крошечкин; +1940), архиепископ Могилевский, священномученик. Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

[9] О нем см. посвященное ему издание: Всегда поступай по любви. Архимандрит Даниил (Воронин): Воспоминания, проповеди. М.: Данилов мон. 2021.

[10] Для качественного просмотра видео и фото требуется загрузить (скачать / сохранить) файл на свое устройство.

Яндекс.Метрика